[sape_tizer]

Наш защитник знает цену своего рубежа обороны

Если даже ему не удастся отобрать здесь шайбу, то уж наверняка он заставит звено противника хотя бы сбросить скорость, нарушит порядок его атакующих рядов. Если соперник с шайбой катит по его флангу, то защитник, сперва пытаясь отобрать шайбу на дистанции клюшкой, создает себе лучшие условия для столкновения. На соперника идет зло, не жалея себя, но одновременно и расчетливо, продолжая наблюдать, что происходит рядом.

Противник ведет атаку по противоположному флангу. В этом случае наш защитник на самом рубеже синей линии страхует партнеров, не выпуская из виду своего подопечного. А в своей зоне смело атакует противника на фланге, за воротами, опекая его на самых важных голевых позициях.

Наш защитник в этих ситуациях действует еще более строго, даже зло. Пришла пора главной его работы — отвести угрозу от ворот. Здесь он беспошаден не только к себе. В рамках правил он создает нетерпимые условия противнику, вступает с ним в контакт, сполна используя свою силу. Он готов в падении выбить шайбу, опустившись на колени, поймать ее, если бросают по воротам. Особенно достается тем соперникам, кто выбирает место перед воротами. Наш защитник нет, не копирует манеру канадских профессионалов, которые обхватывают соперника руками, а то и просто орудуют локтями, бьют клюшкой. Такад «опека», основанная на силе, больше напоминает потасовку, что, безусловно, чуждо нашему хоккею. Наш защитник выбрал принципиально иной метод опеки. В ней тоже есть и плотность, она также приносит неудобства сопернику, защитник и здесь вступает с ним в жесткий контакт, но… каждому приему свое время. Соперник до поры чувствует себя сравнительно свободно, но как только шайба адресуется ему, тут же, как говорится, с открытым забралом, оказывается возле него наш защитник.

Видятся по меньшей мере два достоинства такой опеки. Соперник не знает, когда и какой прием будет против него применен. Защитник имеет фору за счет внезапности, ему и принадлежит инициатива в единоборстве. И второе. Маневрируя рядом с соперником, наш защитник продолжает творчески оценивать игровую обстановку и может быстро реагировать на все ее изменения. Подстраховать партнеров или переключиться на единоборство с противником, непосредственно угрожающим воротам. Естественно, высокая ориентировка, тонко осмысленные тактические маневры позволяют защитнику согласованно взаимодействовать в обороне и с вратарем. Кстати, он, защитник, обязан беспрекословно выполнять любые указания вратаря. Это должно стать законом в команде.

Но вот следуют броски с дистанции 7—10 метров. Наш защитник не стремится отражать, ловить на себя летящие шайбы. Он в этой ситуации надеется на своего вратаря, помогая ему другим: плотно опекает ближайшего к воротам форварда, прижимая его клюшку, «увозя» его в сторону, лишая тем самым возможности закрыть вратаря, подправить или добить шайбу. Таким образом защитник увеличивает вратарю поле зрения, что помогает отражать броски противника, разгадывать его намерения.

Наконец угроза воротам миновала. Шайбу защитник отобрал. Но что это? Он не стремится отдавать ее партнерам и, находясь даже в окружении двух игроков противника, пользуется обводкой. Это же всегда категорически возбранялось: и риску потерять шайбу много, и контратаку задерживает. Но мы видим, что это своеобразно действует противник. Он, потеряв шайбу, сразу переключился на прессинг (рис. 33). Плотно опекает всех наших нападающих. Пас в этом случае малоэффективен — партнеры не успевают «предложить» себя, они прикрыты соперником. Вот защитник и применил обводку. И сразу, добавив скорость, повел атаку.

Теперь-то противник, видя угрозу уже со стороны защитника, снял опеку с наших форвардов, чем незамедлительно пользуется защитник, посылая шайбу нападающему (рис. 34) и принимая активное участие в развитии и завершении атаки.

Добавить комментарий